5 июня Общественная плата Российской Федерации провела общественные слушания на тему «Баланс интересов трудовых мигрантов и россиян, проблемы атипичных форм занятости». Два вопроса, по сути, неразрывно связаны. Сокращение работоспособного населения России и дефицит рабочих рук частные агентства занятости предлагают решать посредством широкого распространения аутсорсинга, заемного труда и массовых поставок трудовых мигрантов. Иными словами, продолжая сокращать уровень оплаты труда и разрушая последние социальные гарантии. Эта извращенная логика всерьез подается лоббистами корпораций Мэнпауэр и Келли Сервисез как рецепт повышения производительности труда и практика, неразрывно связанная с процессом глобализации.

Аргумент про производительность труда – явная уловка. Выводя часть сотрудников за штат, компания, конечно же, радостно рапортует об увеличении производства продукции на каждого оставшегося работника. Акционеры - в восторге, однако рабочие места никуда не исчезли. Просто постоянные, и, как правило, организованные в профсоюз работники, заменены на временных, скорее всего, трудовых мигрантов без социальных гарантий.

Многим членам профсоюзов в пищевой отрасли и Келли и Мэнпауер хорошо знакомы. Их появление на предприятии, как правило, приводит к ухудшению морального климата, разрушению коллектива, возникновению неравенства в оплате труда и социальных льгот у выполняющих одинаковую работу. (см. результаты исследования Неустойчивая занятость и ее последствия для работников). Сегодня они пытаются добиться реформы всей системы трудовых отношений в России, которая не подразумевает их участие, как посредников и третьих сторон в процессе найма. В качестве аргументов приводят результаты собственных опросов собственных работников, в которых те выражают полный восторг условиями своего труда и благодарят свое начальство.

Все это не вызывает доверия, а многочисленные и, подчас, драматичные факты свидетельствуют – все частные агентства занятости, предоставляющие аутсорсинговые услуги, полностью закрыты для общественного контроля и профсоюзов, которые являются единственной общественной силой, способной такой контроль осуществлять. Ни гарантий занятости, ни равных зарплат, ни равного социального обеспечения такие компании не предоставляют. А это значит, что их существование в корне противоречит интересам любых работников, как россиян, так и трудовых мигрантов.

Во всем мире люди труда заинтересованы в постоянной и достойно оплачиваемой работе. Именно искусственно заниженная цена рабочей силы в России является причиной дефицита на рынке труда, препятствует возникновению мобильности рабочей силы и ее самовоспроизводству. Представители различных государственных органов на слушаниях приводили парадоксальные цифры – при довольно большом количестве вакансий в стране существует много безработных. Это означает, что предлагаемые по этим вакансиям зарплаты не соответствуют элементарным потребностям. Так, по Еврейской автономной области 50 процентов предложений сделаны на уровне прожиточного минимума, а 35 процентов – еще ниже!

На эксплуатацию дешевой рабочей силы ориентируются и транснациональные компании, отказывающие рабочим даже в индексации зарплаты на уровень инфляции, но регулярно увеличивающие дивиденды своих акционеров и зарубежных топ менеджеров (про конфликт в Нестле Пермь см. «Нестле Россия» – «точка роста» доходов руководителей компании). Чтобы этот процесс продолжал приносить сверхприбыли, компании сокращают количество постоянных работников и через ЧАЗы передают рабочие места тем, кто согласен работать за меньшее. Но таких в России уже почти не осталось, тут то и родилась идея легализовать и наладить массовый завоз рабочих вахтовым методом из других стран.

«Этот процесс не остановить, - грозит представитель Мэнпауэр, - потому что мы – это глобализация». «Среди нас не все плохие, - вторит ему представитель Келли, мы – хорошие и социально ответственные!». Что ж, распространение колорадского жука по планете – тоже пример глобализации. Может быть, даже и среди этой популяции есть неплохие, безвредные особи, исповедующие принципы социальной ответственности. Однако если не обрабатывать этот род химикатами, человечество останется без картофеля.  ЧАЗы и заемный труд – это нашествие, уничтожающее основы социально ориентированных трудовых отношений. Остановить это нашествие – в интересах общества.

Из выступлений участников общественных слушаний:

Михаил Лещев, председатель профкома «Кока-Кола», Санкт-Петербург. Трудовые отношения в России в достаточно полной мере регулируются Трудовым кодексом. Он предусматривает заключение срочных договоров, и с его помощью можно регулировать трудовые отношения с иностранными работниками, временно пребывающими в нашей стране. Я считаю, что использовать иностранных работников в каких-то особых случаях и как-то по-другому организовывать их труд по сравнению с нашими работниками – это будет дискриминацией в сфере труда.

Алексей Велеулов, председатель профкома «Хейнекен», Санкт-Петербург. Транснациональные компании всегда заявляют о том, что они ведут социально ответственную политику. Но как быть, если в штате компании остается 20-30% работников, а остальные в результате аутсорсинга выводятся за штат в агентства и другие фирмы -  ведь формально компания за них больше не отвечает. И условия труда у них существенно ухудшаются по сравнению с штатными работниками. Здесь уже социальной ответственностью и не пахнет.